Archive for октября 16, 2011

Авось.

Posted on the октября 16, 2011 under Под настроение. by

амур

Нет, не от нас все это пошло, отнюдь не от нас, и даже не от наших отцов и дедов. И чтобы мы там не делали, как мы бы не старались, исправить нам ничего нельзя, не получится нам что-то изменить. А может быть это и к лучшему, ведь наша русская смекалка, разведенная жиденько на российской безалаберности и приправленная нашенским знаменитым авось, достаточно часто позволяют нашим соотечественникам находить выход из любой, самой, на первый взгляд, безвыходной ситуации. Иногда этот самый выход на самом деле является единственным, и кроме приемлемых последствий, ничего в себе страшного, отрицательного не таит, и не несет. Но бывает и так, что после некоторых смекалистых решений приходит в гости серьезная беда. От нее никто не застрахован.

Беда. Ирина Добржанская.

Posted on the октября 16, 2011 under Автомото. by

пес

Так его, бей его, лупи его, грызи его, чтобы ему неповадно было. За лапу, за заднюю лапу его укуси, и за хвост его прихвати. Держите меня, держите крепче, а то я сейчас ему в холку вгрызусь. Ой, держите меня, я больше не могу терпеть.
Наверное, так по-своему рычат в переводе на человеческий язык псы, когда всей сворой налетают на одного, который чем-то этой своре не понравился. Не раз видел, как бедной маленькой собачке доставалось на орехи от целой толпы ее братьев по крови. Так они же собаки. Какой с них спрос. Семеро на одного это их закон жизни. В куче мы сильны, в куче мы все герои. Силен тот, за которым еще несколько голов стоят.
А вот что с людьми-то творится? Набросились всей толпой на бедную девушку из города Брянска, готовы съесть ее живьем.

Незаметно для себя.

Posted on the октября 16, 2011 under Природушка. by

тв

Правая половина лица его была черной от крови, фуражку он держал в руке, тяжело дышал и ругался.
Раненые участливо поохали. Ордынского в полку любили.
— Ниче-о, ниче-о, ребята, — теряя буквы, бодро, но невнятно выговорил Ордынский. Язык у него заплетался. — Скорей, Вера, скорей!
Чуткими, как у слепого, пальцами Вера осторожно ощупала его голову. Кости, слава богу, целы. Осколок, мягкие ткани. А кровотечение в голове всегда сильное.
— В санроту сам дойдешь? — спросила она. Взлохмаченная голова Ордынского быстро превращалась под ее руками в аккуратную беленькую болванку.