Archive for марта, 2012

На утреннем заседании.

Posted on the марта 8, 2012 under Празднечное. by

эвм

Тот с усмешкой на него посмотрел и, ни единым движением не ответив на холодно-учтивый поклон, сказал:
— У вас, сопляк вы эдакий, кажется, все летит вверх тормашками. Так, что ли? Где ваш командир?
Обер-фенрих, уязвленный до глубины души, счел ниже своего достоинства продолжать разговор с этим «кабаном», как он про себя окрестил гауптштурмфюрера. Он повернулся на каблуках и в знак протеста вознамерился удалиться, не сгибая спины, прямой как свечка. Тогда гауптштурмфюрер в свою очередь повернулся к затянутому брезентом кузову машины и крикнул:

Город в глубоком молчании.

Posted on the марта 7, 2012 under По стопочке. by

емкоость

Коренное изменение состоит в том, что главные силы белогвардейской контрреволюции сломлены после поражения Юденича и Колчака и после победы над Деникиным. От счастья до беды, от печали до радости, от смеха до слез один шаг.
Еще 30 сентября 1919 года ЦК РКП (б) опубликовал «Тезисы о работе на Дону». В них определялось отношение партии и и это было последнее слово Советской власти к казачеству: «Мы возьмем подряд все, что только можно.

Над городом.

Posted on the марта 7, 2012 under Из веков. by

строй

Вот сидят четыре человека, и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» чернью и золотом написано на алом сукне, что висит на стене.
Робейко в углу, за маленьким столиком, пишет передовую для завтрашнего номера газеты, и мешают ему-то назойливое перешептывание Зимана, то глухие слова Караулова, то звонкий голос Климина, и, вычеркивая неудачное слово, он ловит другое и, поймав, торопливо бросает за буквою букву.

Молодой лопух.

Posted on the марта 5, 2012 under Из жизни. by

ewm1

Ведь над сонным городом, (Над раздольем спящего края, в котором так много лети, оврагов и глухих, неизвестных дорог, один Горных спит. Он — часовой на посту. Каждую минуту может позвонить телефон, могут позвать к прямому Проводу… Спать нельзя.

Но спать нельзя.

Posted on the марта 4, 2012 under Это интересно. by

зимнее озеро

Ему хочется спать, вытянуть ноги под стол, положить голову на ручку кресла и уснуть беззаботно и сладко. Но спать нельзя.
И вот стук дверь? Телеграмма? Вызов?
Кто это Климин; Горных узнал его походку. Поздоровались. Климин зажег потухшую на улице папиросу, пройдя за Клим иным в кабинет, слушал Горных. В трех собраниях, на которых присутствовал Климин, чаде Зимана, о выступлении Робейко, о собрании Парткома.