2 views

Но чувство было.

Posted on the октября 22, 2011 under Кушать подано. by admin

ангел

Пока она оттесняла сапоги, Ордынский кое-как вылез, напялив фуражку и замотав вокруг шеи хвост бинта. Вылез и исчез в непонятной суматохе. Донесся только его голос:
— Женщина не боится, дьяволы!
Вычищая землю из сансумки, Вера говорила что-то невразумительное и бодрое, но и она и солдаты — кроме раненного в живот — взволнованно прислушивались к тому, что творилось наверху.
А наверху вдруг все кончилось. Ураган боя пробушевал и сгинул. Вера выглянула, и холодная волна проползла с головы ее до ног.
Отошли наши.
Никогда еще в жизни не испытывала Вера такого чувства одиночества, отчаяния и страха, как провожая взглядом последнюю, мелькнувшую мимо воронки серую полу солдатской шинели. Она глянула на холмы, сердце забилось больно-больно уже не в груди, а где-то между ключицами— холмы шевелились, переваливая через горизонт черные круглоголовые силуэты.
Вера прикрыла на миг глаза. Она испугалась, что сен-час упадет и умрет от страха. Танка она, наверное, боялась бы меньше, чем живых, приближающихся немцев.
Не то чтоб в эту минуту Вера вспомнила изувеченный труп Нади Воробьевой, сестры, не успевшей уйти с раненными в бою за Славгород, где наших потеснили на время. В эту минуту Вера не могла ни вспоминать, ни думать. Но чувство было то же: близость к чему-то ужасному, противоестественному.
Сейчас это ужасное приближалось к Вере с холмов, и она была одна.

Leave a Reply




XHTML::
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>